Не тревожьте духов

«Жизнь есть комедия для тех, кто думает,
и трагедия — для тех, кто существует.»

М. Ларин.

Ко мне обратились две очень симпатичных девушки. Они вошли смущаясь, постоянно пересмеиваясь, как бы поддерживая морально друг друга. Рядом с ними на астральном уровне находились два духа — сущности. Девушки, пересмеиваясь по-прежнему между собой, не хотели называть причину обращения. Я, занимаясь с каждой из них индивидуально, вышел на мысленный контакт с духами с вопросом: «Почему они прилипли, привязались именно к этим девушкам?» На это мне было отвечено, что их девушки сами вызвали. При просмотре ситуации, я увидел сеанс спиритизма, проводимый этими молодыми особами. Зажженные свечи, круглый стол, неизменная тарелка, разложенные буквы, новогодняя елка, смеющиеся разгоряченные лица девушек. При разговоре с одной из них я спросил о сеансе спиритизма. Она рассказала, что на Рождество смеха ради они пробовали вызывать духов, чтобы узнать о своих суженых. Потом стало почему-то очень страшно, и сеанс был прекращен, но в доме (они были сестрами) после этого начались странные вещи: самопроизвольно могли включаться и выключаться свет и вода, по ночам стали слышаться шаги и стуки, сами по себе открывались и закрывались двери. Жившая несколько лет в доме кошка сбежала из дома, соседи стали обходить дом и их самих стороной.
Общаясь с духами, я выяснил, что один из них живет сексуальной жизнью с одной из девушек, а второй через ее сестру пробует разобраться во вкусе спиртных напитков и понять, почему они нравятся людям. Первая девушка подтвердила факт сексуальных отношений, доходящий до состояния оргазма с кем-то приходящим по ночам. «Он такой лохматенький, ласковый, его чувствуешь всем телом. При физической близости с ним очень трудно открыть глаза, веки становятся очень тяжелыми, но если я их все же открываю, то вижу только темно-серое облачко, уплывающее от меня». Вторая рассказала, что она целыми днями только и думает о спиртном, причем постоянно хочется чего-нибудь нового. Пьет все подряд, но почему-то не пьянеет. Обе расстались со своими молодыми людьми, в один голос заявившими, будто девушки с ними что-то делают, толи отсасывают энергию, толи колдуют. Но в любом случае встречаться с ними стало не приятно. На контакте я попросил духов уйти, совершил ритуал изгнания и поставил защиту. Но все равно девушкам посоветовал накрыть стол на четыре персоны, поблагодарить духов за визит и пребывание с ними, извиниться за вызов и попросить уйти навсегда. Мне девушки перезвонили через две недели. Все негативы в доме прекратились, и жизнь стала набирать прошлый ритм.
Далее я приведу несколько рассказов моих пациентов, постараясь сохранить их стиль изложения. Они — не надуманы. Со мною все разговаривают, как с попутчиком в поезде, ведь я задаю всего лишь два вопроса: «Как Вас зовут?» и «Как Вы считаете: что Вас беспокоит?» Меня не интересует, где и кем человек работает, где и с кем он живет, какую религию или образ жизни воспринимает или исповедует. Поэтому нет смысла в общении лгать или тем более придумывать.
Повествование будет вестись от первого лица.

Перед разводом мы с мужем жили плохо. Он мог сутками не появляться дома, а когда приходил — то устраивал скандалы и дебоши. Я в то время пробовала свои силы в знахарстве, гадании и вызове духов. Мы с подругой часто посещали городское кладбище по ночам, пробовали войти в контакт с душами умерших. У нас начал получаться диалог с духом, который назвал себя Мишей и представился как старший на кладбище. Мы часто ходили на его могилу (это было захоронение самоубийцы) и вступали в контакт. Он нам рассказывал много интересного о своей жизни, отвечал на заданные вопросы. Говорил мысленно, но мы с подругой его слышали. Информацию, полученную от него мы использовали в работе со своими пациентами и при предсказании их будущего. Он ни когда не ошибался. В тот вечер я сидела дома, приготовила ужин, уложила спать детей и ожидала возвращения мужа. Жизнь казалась никчемной, пустой и зашедшей в тупик. От жалости к самой себе на глазах выступили слезы. В это время муж вернулся домой. Он как обычно в последнее время, был сильно выпивши и вся его речь воспринималась как единый поток брани. Я что-то возразила, в ответ получила оплеуху по лицу, и он ушел в свою комнату. Я села за стол, от обиды меня всю колотил нервный озноб, сдавила виски руками и от бессилия и безысходности, как хватается утопающий за соломинку в последней надежде мысленно попросила о помощи и заступничестве тех, кто меня слышит, объяснив, что у меня просто уже нет ни каких сил так жить дальше. Перед мысленным взором промелькнуло кладбище и одинокая могила, которую мы с подругой привели в порядок. Менее чем через минуту из комнаты мужа донесся шум падающего тела и крики. Я вошла в комнату. Муж стоял на коленях, из носа и рассеченной губы сочилась кровь. Он был очень бледен и испуган, лицо было похоже на застывшую белую маску. Его рука указывала на угол квартиры. Он шептал: «Убери его, я все понял». Я оторвала взгляд от мужа и перевела его в направлении руки. В углу стоял очень высокий, почти под потолок ростом, широкий в плечах, мужчина в черной то ли накидке, то ли плаще и в капюшоне. Лицо у него было не ясно очертано, но глаза были живые, яркие и возбужденные. Его видел и мой муж. Я перевела взгляд на мужа и пообещала, что с ним будут так поступать всякий раз, когда он меня обидит. Вслух поблагодарила пришельца назвав его Михаилом за помощь. Силуэт визитера медленно превратился в туманное серое облако и исчез. У мужа побои на лице и испуг оставались еще довольно долго. Но руками он меня больше ни когда не трогал, только обзывал «ведьмою». Вскоре мы расстались.

Мой брат активно изучал литературу по оккультизму. Постоянно что-то экспериментировал в своей комнате со свечами и зеркалами. Иногда во время его занятий из комнаты доносились непонятные шумы. В тот памятный вечер он за ужином с улыбкой сказал, что нашел проход в зазеркалье и сегодня сходит туда прогуляться. Мы жили в частном доме. Была полная луна зимой. Около часа ночи из комнаты начались доноситься крики и шумы, которые обычно бывают при борьбе или драке. Когда мы с отцом зашли в комнату, там было все перевернуто и переломано. От шкафа, стола и стульев остались одни обломки досок, палки и щепки. Зеркала были разбиты в очень мелкие осколки, почти что в пыль. Кухонный нож закручен в какой-то немысленный штопор. Все окна — выбиты. Брат со следами сильнейшего избиения лежал на полу. А от окна по огороду тянулась цепочка следов, четко видимых на снегу. Размер отпечатков составлял 40-45 см в длину и 15-20 — в ширину. Стопа по контурам напоминала человеческую, но была четырехпалой. Следы обрывались внезапно через 15-20 метров от дома. С того дня брат стал, как говорится «вне себя». То он сидел, тихо уставившись в пространство, то на него находило агрессивное состояние, во время которого он проявлял нечеловеческую силу. Так он не напрягаясь мог закручивать или изгибать металлические предметы, такие как кочерга или прутья арматуры, крушил одним ударом деревянные конструкции и все, что попадало под руку. При этом рычал очень высоким голосом и говорил на каком-то непонятном зычном наречии. Когда приступ ярости проходил, он не мог ни чего вспомнить. Прошло уже более четырех лет — он лечился в психиатрических больницах, стоит на учете у психиатра, но ни каких изменений в его поведении в лучшую сторону не наблюдается.

Мы вызывали «темного отца». Я сидела с закрытыми глазами. Ритуал проводили две моих подруги. Это была шалость. Вдруг подруги вразнобой закричали, что передо мною стоит мужчина в черном. Я тоже почувствовала чье-то присутствие, но усомнилась в реальности происходящего. Попробовала открыть глаза, но не смогла, веки были очень тяжелые, они мне не подчинялись. Подруги посоветовали протянуть руки и потрогать его. Я ни чего не видя, протянула перед собою руки и почувствовала в них мужские гениталии. От страха сжала руки. Мужчина, или не знаю, кто это был, охнул и вырвался, отбросив меня в сторону. Когда я смогла открыть глаза, то увидела, что подруги корчатся на земле от боли. Лица у них, а как впоследствии оказалось и тела тоже были в синяках, ссадинах и царапинах. Как будто их кто-то долго и старательно бил. На мне повреждений не было. Он меня не тронул. Наверное потому, что не я совершала ритуал вызова. После этого случая мы больше не экспериментировали.

В послевоенное время, моя мать, чтобы протопить печь ходила воровать солому. В то время за это могли посадить в тюрьму. Я была маленькая, этого не понимала и как-то побежала за ней. Вот она в сердцах и выругалась черным словом: «Не сама ты идешь за мною, а тебя черт несет». Сумерки… Только помню, как я потеряла маму… Ко мне подошёл мужчина, он был весь в черном. Он взял меня на руки. Я заглянула ему в лицо — оно тоже было черным и только оскал зубов горел красным пламенем… Я как закричала… И оказалось, что я стою где-то в поле и возле меня ни кого нет. Тогда я в страхе, в ночи побежала, обезумев, куда попало… Говорят, что односельчане искали меня с фонарями всю ночь и нашли с рассветом в колхозном стогу сена. После чего у меня начались «миражи», только свет загасят так я вижу ту страшную рожу. Сколько раз бывало, с русской печи падала, все от этой рожи шарахалась.
Рассказывали, что мама ходила в церковь, там ей дали молитву, после чего «миражи» прекратились. А вся последующая жизнь все равно пошла наперекосяк как в отношении здоровья, так и в личном общении с мужчинами. Видимо, как отдала меня мать черту, так он всю жизнь меня и таскает за собою.

Перед замужеством я встречалась с двумя парнями сразу. Первый был красив, очень меня любил, но какой-то бестолковый, неудачливый, как говорится «не для семьи». Перед его возвращением из армии, я согласилась выйти замуж за другого парня — не красавца, но надежного и тоже влюбленного в меня. Когда первый вернулся из армии — подготовка к бракосочетанию была в стадии завершения. По его просьбе мы встретились, объяснились. Я сказала, что не дождалась, потому что полюбила другого. На другой день он застрелился из не известно откуда взявшегося пистолета. Меня его смерть хоть и шокировала, но не была сильным потрясением. Регистрация брака состоялась в назначенный день. Его похоронили за день до свадьбы. Итак, мы расписались и ехали домой на празднично украшенной «Волге». Дорога проходила мимо кладбища. Неожиданно машину на сухой дороге закрутило какими-то непонятными зигзагами и кругами и выбросило на обочину. Потом ехавшие сзади рассказывали, что было ощущение будто машина начала танцевать. За эти секунды я ярко вспомнила все встречи с умершим парнем, его печальное лицо всплыло перед глазами и мне до слез стало его жалко, я почувствовала ледяное одиночество, живущее в нем и мне очень захотелось ему чем-то помочь. Ощущение некоего таинства и предвкушения новизны жизни, присутствующие во мне в ЗАГСе моментально вытряхнулось из тела. Осталось ощущение одиночества и пустоты. Машина наконец остановилась. Мы с мужем были оба в синяках, родители и родственники, знающие о предыдущем самоубийстве — растеряны. Я слышала сзади чей-то шепот, о том, что все это не к добру. На свадьбе муж напился «до отключки», хотя спиртным ни когда не злоупотреблял и его уложили спать. Ночью я почувствовала, как на меня навалилось сильное мужское тело. Сопротивляться не было сил. Меня изнасиловало это ОНО и затем превратилось в облако и растворилось. Я ни кому об этом не стала рассказывать. Но визиты стали повторяться, при чем — они не вызывали у меня отрицательных эмоций. Просто все было как-то не по — людски. В основном это ОНО на меня наваливалось ночью, когда ложилась спать одна (муж часто работал в ночную смену). Вскоре я заметила, что супруг избегает интимной близости дома, но охотно ею занимается где угодно в другом месте. Я вывела его на откровенность и узнала, что дома в спальне он постоянно чувствует чье-то присутствие. Этот кто-то — то дышит ему в затылок, то спихивает с кровати, то каким то образом заставляет падать на ровном месте, спотыкаясь о воздух, в общем, творит мелкие гадости. Ложась отдыхать, я начала класть под подушку столовый нож, предварительно смачивая его святой водою. Довольно длительное время этот кто-то, глядя видимо на мои приготовления ко мне не приставал, хотя его присутствие я ощущала постоянно. Но как-то, видно, не выдержал и опять навалился на меня. Я с очень большим трудом, преодолевая сильное сопротивление вытащила нож и воткнула в ощущаемое мною тело. Раздалось поросячье обиженное хрюкивание с повизгиванием и ОНО растворилось. В комнате стояла резкая вонь, напоминающая по запаху одновременно прорвавшуюся канализацию и протухшее мясо. От борьбы руки у меня все были в синяках, но факты насилования прекратились. В этом ОНО — было что-то от моего парня, но, в целом — это был не он.

Приведенные мною неприхотливые рассказы пациентов — далеко не единичные случаи. За свою практическую деятельность я выслушал их не один десяток.
Были случаи, когда сущность других миров и планов бытия насиловали, истязали, оставляли вполне материально зримые синяки и царапины на телах, отваживали мужей от дома.
Некоторые причины подобных аномальных с нашей точки зрения, явлений, пожалуй следующие:
— Основная — это когда человек сам попросил конкретную сущность о контакте и помощи, т.е. позвал ее, пригласил, впустил в свою жизнь.
— Вторая — это визиты душ самоубийц. Ведь они все равно маяться на земле до установленного срока — решения Божьего суда. Маяться, имея не растворенные желания, намерения (астральное тело), способные к эмоциональному восприятию событий и фактов и не имеющих всего лишь самую «малость» для реализации задуманного — физического тела. Они приходят к женщине (мужчине), с которыми их ранее связывала физическая близость, или из-за которых они добровольно покинули мир материи. В качестве магнита — притяжения срабатывает чувство вины последнего. В обоих случаях — это является выражением осуществленного намерения. Я не единожды встречался с фактами сексуальных отношений с духами (сущностями) и интересно то, что многие женщины считают данное явление довольно комфортным. Как они объясняли: «У меня есть на ночь мужик. И одновременно — ни стирок, ни обедов, ни претензий, ни обид». Но это уже, как говорится, каждый вправе решать данный вопрос по своему усмотрению.
— И третья причина — когда человек сам пытается влезать в другие Миры. Нас туда ни кто не зовет, и ни кто в них нашего присутствия не ждет, с распростертыми объятиями. Реакция может быть очень не предсказуемой.
Надо помнить, что мир духов рядом, и он реагирует своей множественностью на наши мысли и желания. И без надобности, должной подготовки, дозволенности и умения его не следует тревожить. Спокойнее будет жить. Сами же сущности тонких планов инициативы обычно не проявляют.

Добавить комментарий